События

После «Вавилона»:
эстетика и политика глобального кинопроизводства

21 октября 2011 г. при кафедре общей теории словесности состоялась открытая встреча, которую провели профессора университета Миннесоты Лэри Мэй (историк культуры) и Элейн Тайлер Мей (антрополог). Основными проблемами для обсуждения послужили взаимосвязь эстетики, экономики (формы производства и распространения продуктов культуры) и глобальной коммуникации, а также изменившееся отношение между семиотической продукцией и фондом национальной культурной памяти. Изначально заявленным предметом рассмотрения стал «Вавилон» — фильм, снятый в 2006 г. мексиканским режиссером Алехандро Гонсалесом Иньярриту. Однако в процессе разговора были затронуты и другие порождения голливудского (или глобального?) кинематографа: «В значит Вендетта» (Дж. Мактиг / бр. Вачовски, 2006), «Шоу Трумана» (П. Уир, 1998), «Игра без правил» (Д. Лайман, 2010).

Одним из самых значительных поворотных моментов в ходе дискуссии был признан сдвиг — идеологический, но отражающийся и на нарративных структурах — в представлении образов добра и зла, героя и врага. Со времен Второй мировой войны в Голливуде они несколько раз претерпевали кардинальные изменения в зависимости от политической конъюнктуры: так, например, образ советского солдата/гражданина оказывался на совершенно противоположных полюсах этой шкалы. Но когда в <nobr>90-е</nobr> годы СССР прекратил своё существование, массовый американский кинематограф столкнулся с новым для себя положением: враг умер, да здравствует враг.

Уже привычный и растиражированный шаблон построения сюжета, однако, не прекратил своего существования, внешне продолжая отвечать когда-то выдвинутой цели — объединения нации вокруг образа героической страны и ее граждан как освободителей и спасителей мира. В последнее десятилетие роль США как непререкаемого мирового лидера со своим особым путем перестал отвечать действительности. После катастрофы 9/11 чёткость, а главное — разумность такой односторонней модели исчерпывает себя как не отвечающий современной геополитической и культурной ситуации пережиток прошлого. В новом глобализирующемся мире бинарное мировоззрение теряет свою эффективность: врагами одновременно становятся и террористы, и фундаменталисты, и нацменьшинства, и правительство, и идеологически отличные государства, и инопланетяне.

А. Г. Иньярриту на съемочной площадке «Вавилона»

Индивиду сложно справиться со сложившимся многообразием социальных ролей, подчас противоречащих друг другу. Более того, способность Голливуда быть медиумом правительства с его определенными идеологическими требованиями перерастает в новую возможность: кинематограф учится сам формировать мировоззрение общества и, экспериментируя, запускает, таким образом, сразу несколько «моделей поведения», каждая из которых в отдельности цельна, но вместе они чаще носят дезориентирующий характер. И зритель в поисках ответов начинает обращаться к авторскому кинематографу, доверяя способности режиссёра (часто иностранного) охватить своим взглядом стороннего наблюдателя все аспекты частной жизни и соотнести её трудности с вопросами общественно-политической ситуации, где этика и мораль уступают место престижу и статусу.

Не осталась без внимания и роль критической теории (прежде всего, американских культурных исследований) в осмыслении назревающих сдвигов и в переоценке того, на что могут и должны быть напрвлены аналитический усилия критика — как в академической среде, так и за ее пределами.


Add comment


Security code
Refresh