27 октября. Русский журнал имперского периода: художественная форма, политический инструмент, экономическое предприятие

Научная конференция

 

Русский журнал имперского периода: художественная форма, политический инструмент, экономическое предприятие

К 200-летию журнала «Отечественные записки»

 

Кафедра истории русской литературы

Филологического факультета

МГУ имени М. В. Ломоносова

27 октября 2018 г.

 

Ауд. 843а

 

11.00–13.00

Л. А. Трахтенберг (МГУ). Структура и источники журнала «Поденьшина»

К. В. Сарычева (ГМИРЛИ). М. Ю. Лермонтов в журнале «Библиотека для чтения»

Е. И. Чумаченко (МГУ). Отдел «Моды» в журнале «Современник» 1847–1850 гг.: стиль и жанры

А. С. Бодрова (ВШЭ, ИРЛИ). «Байронизм» русских толстых журналов: опыт сравнительной характеристики

 

13.00–14.00. Обед

 

14.00–16.00

А.Ф. Багаева (МГУ). Динамика освещения Балканского вопроса на страницах «Отечественных записок»

А. С. Федотов (МГУ). Между газетой и журналом. «Музыкальный и театральный вестник» в ряду других театральных изданий

С. Н. Гуськов (ИРЛИ). Газета «Северная почта» в 1863 году

А. В. Вдовин (ВШЭ). Журналы и романы (на подступах к корпусу)

 

16.00–16.30. Кофе

 

16.30–18.30

А. Н. Першкина (МГУ). Статья А. А. Григорьева «Несколько замечаний о значении и устройстве долговых отделений». О возможной причине конфликта с редакцией журнала «Время»

К. Ю. Зубков (СПбГУ, ИРЛИ). Журнал — книга — рукопись: публикации русских пьес второй половины XIX века и проблема границ литературы

О. А. Воробьева (МГУ). О литературной позиции журнала «Русское слово» (1859–1862)

Н. Н. Корнацкий (МГУ). Как работает институт репутации: на примере журнала «Русское слово»

25-27 октября 2018 г. Эхо 1968 года. Пятьдесят лет спустя. 1968/2018

Национальный исследовательский университет

 «Высшая школа экономики»

Школа филологии НИУ ВШЭ

Германский исторический институт в Москве

Центр франко-российских исследований в Москве

Чешский центр в Москве

Государственный архив Российской Федерации

Российский государственный архив кинофотодокументов

Российский государственный архив литературы и искусства

Российский государственный архив новейшей истории

Российский государственный архив социально-политической истории

Национальный музей Республики Чехия

Национальный киноархив Республики Чехия

Библиотека Libri Prohibiti

 

Междисциплинарная международная научная конференция

Эхо 1968 года. Пятьдесят лет спустя. 1968/2018

25-27 октября 2018 г.

Москва, Старая Басманная ул., 21/4

 

ПРОГРАММА

 

Оргкомитет конференции

 

АБЕЛЮК Евгения Семеновна, зав. проектной лабораторией по изучению творчества Ю. Любимова и режиссерского театра XX – XXI вв. НИУ ВШЭ

БЕНЕТ Винсент, директор Центра франко-российских исследований в Москве

БОЙЦОВ Михаил Анатольевич, декан Факультета гуманитарных наук НИУ ВШЭ, доктор исторических наук, профессор

БРЕГАНТ Михал, генеральный директор Национального киноархива Республики Чехия

ГОРЯЕВА Татьяна Михайловна, директор Российского государственного архива литературы и искусства, доктор исторических наук

ГРУНТОРАД Иржи, директор библиотеки Libri Prohibiti, Чехия

ГУДКОВ Лев Дмитриевич, директор Аналитического центра Юрия Левады, доктор философских наук

ДАЛЬКЕ Сандра, директор Германского исторического института в Москве, Ph.D, профессор

КАЛАНТАРОВА Наталия Александровна, директор Российского государственного архива кинофотодокументов

КЛЕЙМАН Наум Ихильевич, киновед, член Европейской Киноакадемии (EFA)

КРОНГАУЗ Максим Анисимович, доктор филологических наук, профессор

КУПЦОВА Ольга Николаевна, кандидат филологических наук

КУРЕННОЙ Виталий Анатольевич, руководитель Школы культурологии НИУ ВШЭ, кандидат философских наук

ЛУКАШ Михал, генеральный директор Национального музея Республики Чехия

ПЕНСКАЯ Елена Наумовна (председатель), руководитель Школы филологии НИУ ВШЭ, доктор филологических наук, профессор

РОГОВАЯ Лариса Александровна, директор Государственного архива Российской Федерации

РУТКЕВИЧ Алексей Михайлович, научный руководитель Факультета гуманитарных наук НИУ ВШЭ, доктор философских наук, профессор

СКЛАДАЛОВА Гана, директор Чешского центра в Москве

СМОЛАКОВА Власта, театровед (Прага), Ph.D

СОРОКИН Андрей Константинович, директор Российского государственного архива социально-политической истории

ТОМИЛИНА Наталья Георгиевна, директор Российского государственного архива новейшей истории

ФИЛИППОВ Александр Фридрихович, зав. центра фундаментальной социологии НИУ ВШЭ, доктор социологических наук, профессор

ШТЕЙНМАН Мария Александровна, кандидат филологических наук

ЯСИН Евгений Георгиевич, научный руководитель НИУ ВШЭ, доктор экономических наук, профессор

График работы конференции

 

25 октября

ЧЕТВЕРГ

10-00 Регистрация участников. I этаж

11-00 Торжественное открытие конференции. Актовый зал

11-30 Открытие выставки «1968: Историческая ретроспектива»,  экскурсия. Актовый зал

12-00 Первое пленарное заседание. Актовый зал.

13-00 Кофе-брейк

13-30 Второе пленарное заседание. Актовый зал

15-00 Обед. Кафе «На Басманной» (ул. Ст. Басманная, 34)

16-00 Круглый стол «1968 год в неофициальной памяти».

Зал заседаний ученого совета

18-00 Показ документального фильма «Оскар» (реж.  Е. Цымбал и А. Смолянский). Вступительное слово Е. Цымбала. Дискуссия

Актовый зал

 

26 октября

ПЯТНИЦА

11-00 Третье пленарное заседание. Актовый зал

13-00 Кофе-брейк

13-30 Работа в секциях:

Секция 1. Гуманитарная мысль и этико-политические идеи 1968 г.       Аудитория 312

Секция 2. 1968 год в контексте исторической памяти

Аудитория 314

Секция 3. Идеи 1968 года и новая эстетика

Аудитория 317

Заседание круглого стола

«1968, май: на пороге ”новой философии”»

Зал заседаний ученого совета

15-00 Обед. Кафе «На Басманной» (ул. Ст. Басманная, 34)

16-00 Продолжение работы в секциях

17-30 Кофе-брейк

18-00 «Кинохроника августовских событий в Национальном киноархиве Чехии. Любительские и профессиональные записи».  Лекция Томаша Хала. Актовый зал

 

27 октября

СУББОТА

11-00 Секция 4. Реальность 1968 г. и ее сценическое воплощение.

Аудитория 312

13-30 Кофе-брейк

25 октября

ЧЕТВЕРГ

 

11-00 Торжественное открытие конференции. Актовый зал

Научный руководитель НИУ ВШЭ Е.Г. Ясин

Научный руководитель факультета гуманитарных наук НИУ ВШЭ

А.М. Руткевич

Руководитель Чешского Центра в Москве Гана Складалова

Руководитель Центра Франко-русских исследований Винсент Бенет

Зам. руководителя Германского исторического института в Москве

Бирте Котц

 

11-30 Открытие выставки«1968: Историческая ретроспектива», экскурсия. Актовый зал

 

12-00 Первое пленарное заседание. Актовый зал

Модератор: Е.Н. Пенская

  1. Гаспаров Б.М. (Колумбийский университет, США). Пражская весна, тартуская осень. 1968
  2. Гудков Л.Д. (Левада-Центр). Что осталось в массовой памяти россиян о «пражской весне»
  3. Кронгауз М.А. (НИУ ВШЭ). Отражение 1960-х в словах и образах

 

13-30 Второе пленарное заседание. Актовый зал

Модератор: Е.Н. Пенская

  1. Вурм Барбара (Гумбольдтовский университет, Берлин). КонтРеволюция в Праге (тогда и сегодня)
  2. Куренной В.А. (НИУ ВШЭ). Идеологические парадоксы 1968 года
  3. Франк Сюзанна (Гумбольдтовский университет, Берлин). Cоловки: 1968 – ключевой год в становлении лабиринта памяти

 

16-00 Круглый стол«1968 год в неофициальной памяти»

Зал заседаний ученого совета

Модератор: Д.Б. Споров

Участники: Б.И. Беленкин (Международный Мемориал) Н.А. Богомолов (МГУ), Е.И. Вигдорова, Б.М. Гаспаров (Колумбийский университет),         Л.Д. Гудков (Левада-Центр), Н.И. Клейман, Е.Г. Ясин (НИУ ВШЭ).

 

18-00 Показ документального фильма «Оскар»

(Оскар Рабин и история советского неофициального искусства)

Реж. Е. Цымбал и А. Смолянский. Вступительное слово Е. Цымбала

Дискуссия с участием Евгения Цымбала, Наума Клеймана, Томаша Гланца, Яна Махонина

Актовый зал

26 октября

ПЯТНИЦА

 

11-00 Третье пленарное заседание.

Актовый зал. Модератор: М.А. Штейнман

  1. Филиппов А.Ф. (НИУ ВШЭ). Дух 1968 и судьба «большой теории» в социологии
  2. Празуменщиков М.Ю. (РГАНИ). Брежнев и «пражская весна» 1968 года
  3. Моисеева Р.М. (РГАКФД). «Прага, 1968» в собрании Российского государственного архива кинофотодокументов
  4. Куприянов Б.А. (сайт «Горький», проект «Фаланстер») 1968: Конец культурного единства Европы.

 

13-30 Круглый стол: «1968, май: на пороге ”новой философии”»

Зал заседаний ученого совета. Модератор: А.В. Углева

Участники: Антония Сулез (Университет Париж VIII), Жан-Касьен Билье (Университет Сорбонна), А.А. Костикова (МГУ), А.А. Кротов (МГУ),        А.К. Куликов (НИУ ВШЭ), И.С. Курилович (РГГУ), Н.В. Смолянская (РГГУ), А.В. Ямпольская (РГГУ).

 

13-30 Секция 1. Гуманитарная мысль и этико-политические идеи

1968 года

Аудитория 312. Модераторы: М.А. Штейнман, М.Г. Павловец

  1. Соколинский Е.К. (РНБ). «Пражская весна» в восприятии деятелей искусств России.
  2. Полян П.М. (НИУ ВШЭ). Пространства и риски свободы и несвободы.
  3. Чупринин С.И. (Литературный институт, Москва). Проблемы, с которыми сталкивается составитель хроники культурных событий «оттепели»
  4. Штейнман М.А. (НИУ ВШЭ). Личность vs Cистема: категории свободы и несвободы в литературном контексте 60-х годов.
  5. Фомина Е.Д. (НИУ ВШЭ). Русский писатель. «Раздавлен русскими танками в Праге»: рецепция событий «пражской весны» чешскими и русскими поэтами.
  6. Махонин Ян (Библиотека Libri Prohibiti, Прага). «Черная книга»: история ее создания, запрета, судилища и самиздатовского бытования.
  7. Павловец М.Г. (НИУ ВШЭ). Пустота политического: «нулевой текст» между перформансом и демонстрацией.
  8. Зыкова Г.В. (МГУ). Стихи Вс. Некрасова и 1968 год.

 

13-30 Секция 2. 1968 год в контексте исторической памяти

Аудитория 314. Модератор: Мартин Байссвенгер

  1. Джалилов Т.А. (ИРИ РАН, РГАНИ). На пути к «пражской весне»: Советская интеллигенция, чехословацкие интеллектуалы и аппарат ЦК КПСС.
  2. Павленко Е.Р. (Международный Мемориал, МВШСЭН). 1968 г. в СССР: способы изучения и репрезентации (на примере онлайн проекта «1968. Год прав человека»).
  3. Былкова Е.С. (Томский государственный университет). Политический протест американских студентов 1960-х – 1970-х гг.: Механизмы взаимодействия молодежи и власти.
  4. Миловзорова М.А. (Ивановский химико-технологический университет). «Отражения» 1968 года: Особенности художественной жизни провинции (Иваново) второй половины 1970-х – начала 1980-х гг.
  5. Раскатова Е.М. (Ивановский химико-технологический университет). Официальные документы 1968 года: смена дискурса как индикатор смены курса (по материалам РГАНИ).
  6. Бемлер Е.С. (СПбГУ). Протесты 1968 г. и формирование феминистского дискурса.
  7. Соловьев С.М. (РГАСПИ). Идеализация в забвении: левый и правый мифы о 1968 годе
  8. Веревкин А.Ю. (НИУ ВШЭ). Теория «Нового рабочего класса» в осмыслении событий мая 1968 года во Франции.
  9. Споров Д.Б. (МГУ). Рецепция событий 1968 года в среде московской интеллигенции.
  10. Фокин А.А. (ЮУрГУ). «Наша дружба с Чехословакией не знает границ»: Советский политический анекдот о событиях 1968 года

 

Секция 3. Идеи 1968 года и новая эстетика

Аудитория 317. Модератор: Н.И. Клейман

  1. Гланц Томаш (Университет Цюриха). Super 8 и 1968: Место андеграундного кино в восточноевропейской неофициальной культуре.
  2. Волчок Ю.П. (МАРХИ). Архитектура в мировом пространстве. Реакция профессионального сообщества на события 1956 и 1968 гг.
  3. Келли Катриона (Оксфордский университет). 1968 год в советском кино: борьба с идеологической диверсией.
  4. Стеркина Н.И. (ВГИК). 1968 год: Дневник молодого человека
  5. Лидерман Ю.Г. (ШАГИ РАНХи ГС). Искусство как документ революции. М. Бротарс и его выставка в Центре современного искусства «Гараж» в 2018 году
  6. Пенская Е.Н. (НИУ ВШЭ). Лианозовская школа в 1968 году
  7. Левченко Т.В. (НИУ ВШЭ). Как учили думать о свободе в несвободное время.
  8. Голуб Е.А. (УрГУ). Мода на свободу: Первый чехословацкий Vogue.

 

18-00 ЛЕКЦИЯ

Кинохроника августовских событий в Национальном киноархиве Чехии. Любительские и профессиональные записи. Хала Томаш

Актовый зал

 

 

27 октября

СУББОТА

 

11.00. Секция 4. Реальность 1968 года и ее сценическое воплощение

Аудитория 312. Модератор:  О.Н. Купцова

  1. Смолакова Власта. Чехословацко-советские театральные взаимоотношения «до» и «после»
  2. Белкина М.Б. (НИУ ВШЭ). Театральная постановка «Дзяды» Деймека 1968 года в контексте польской исторической памяти
  3. Сенькина В.С. (ВГИК). «Абсолютный театр» Б. Понизовского как форма альтернативной реальности
  4. Абелюк Е.С. (НИУ ВШЭ).История постановки и запрета спектакля Ю.П. Любимова «Берегите ваши лица!» (По стихам А. Вознесенского)
  5. Леенсон Е.И. (НИУ ВШЭ).Почему был запрещен спектакль «Живой» (по повести Б.А. Можаева), поставленный в Театре на Таганке
  6. Гудкова В.В. (ГИИ) ГАХН: те, кто выжил
  7. Мокроусов А.Б. (Московский книжный журнал). В сознании и без сознания. Искусство и психоделическое: сборка «1968»
  8. Хахалкина А.Н. (ГИИ). Петр Фоменко: судьба режиссера и 1968 год
  9. Сопин А.О. (РГГУ). Сергей Юткевич вокруг 1968 года

Текст и “среда”: новые способы сцепки

26 октября, 19:00, РГГУ

Научный семинар «Литература в эпоху постсовременности»

приглашает на обсуждение

Текст и “среда”: новые способы сцепки

Как соотносятся текст и его “среда”? Не является ли “среда” устаревшим штампом литературоведения — или же это понятие подходит для продуктивной методологической ревизии?

В фокусе семинара — проекция метаязыка теории систем на поэтические практики. Теория систем — концептуальная модель, настроенная на описание процессов адаптации и ко-адаптации организма и среды в их непрерывном взаимообмене и взаимодействии. Воздействие среды на организм изменяет его и порождает ответный отклик, который меняет саму среду — тем самым создавая замкнутую петлю обратной связи, в которой становится новое, комплексное цельное образование.

Как эта модель, возникшая в работах чилийских биологов и экспортированная в социологию Никласом Луманом, переводима на язык литературоведения? Какой новый теоретический словарь проектируется на основе этой модели? Что означает понимать поэтический текст как адаптивный механизм, взаимодействующий с собственным окружением — социальным, технологическим? Как фактор “среды” переосмысляется в этой оптике, из декоративно-внетекстуального становясь неотъемлемой частью текста?

На семинаре будет обсуждаться книга Jaussen P. Writing in Real Time: Emergent Poetics…(Cambridge UP, 2018)

В семинаре принимают участие Anna Shvets, Artem Zubov

Модератор — доц. Е.И. Вежлян (Евгения Вежлян). Семинар проводится в помещении Лаборатории им. Д.А. Пригова. Проход в РГГУ — по пропускам, поэтому просьба желающим до утра четврга прислать свои ФИО модератору встречи

Речь и революция. Эстетическая теория

26 октября, 19:00-21:00

Электротеатр Станиславский

Речь и революция. Эстетическая теория

Программа лаборатории Theatrum Mundi совместно со Школой современного зрителя и слушателя

Культурные изменения привели театр и другие художественные практики к такому состоянию, в котором, ни зрелище, ни артефакт не осмысляются практиками, теоретиками и публикой как результат художественного процесса. Теории перформативной эстетики предлагают увидеть театр как пространство трансформации культурного порядка.

Каковы в таком случае возможности речи?

Спикеры:
​Елена Петровская – философ, главный редактор журнала «Синий диван», руководитель сектора эстетики Института философии РАН.
Юлия Лидерман – культуролог, старший научный сотрудник Школы актуальных гуманитарных исследований РАНХиГС; модератор дискуссии.

Регистрация по ссылке

Принимаются заявки на конференцию «Немая музыка: тишина как предмет художественной и научной рефлексии

Начинается сбор заявок на участие в международной конференции «Немая музыка»: тишина как предмет художественной и научной рефлексии, которая пройдет 15-16 нобяря на филологическом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова.

На конференции будут обсуждаться следующие темы:

• Тишина и молчание как метафоры в литературном тексте;
• Тематизация тишины и молчания в литературе;
• Тишина и молчания в контексте философии художественного творчества;
• Философия (онтология, феноменология и проч.) тишины;
• Тишина и молчание в музыкальном произведении;
• Тишина и молчание как музыковедческая проблема;
• Тишина и молчание как режимы перформативности;
• Коммуникативные аспекты молчания в контексте наук о языке;
• Проблематика внутренней речи;
• Тишина и молчание в контексте когнитивной лингвистики и антропологии;
• Речь и молчание в психологии и нейронауке.

Тезисы докладов на русском или английском языках принимаются по адресу silenceconference2018@gmail.com до 30 сентября 2018 года. Объем тезисов — до 400 слов. Отдельным приложением к письму следует прислать краткую автобиографию — до 150 слов.

 

Анатолий Корчинский (РГГУ) о встрече с Павлом Арсеньевым

22 мая на кафедре общей теории словесности состоялась встреча с Павлом Арсеньевым, поэтом и главным редактором журнала «Трнанслит».

Комментарий участника встречи Анатолия Корчинского (РГГУ):

Боль гуманитарных наук (не только литературоведения) — понятие контекста. Некоторые социологи предлагают его вообще упразднить, так как с их точки зрения «нет ничего кроме/вне контекста», а само это понятие со временем стало означать только одно: «контекст» — это то, в чём филолог/историк/культуролог, изучающий «текст», довольно слабо разбирается и, в общем, не хочет разбираться (сюда идут и «опыт», и «среда», и «практика», и «идеология», и медиумы, и социально-экономические процессы, и всё, что угодно). А тут — стройная и радикальная теория контекста. Даже пресловутый неоформализм начинает «работать», и по-новому, а не превращается в очередной повод вспомнить хороших людей — Шкловского, Тынянова, Эйхенбаума и др., как часто бывает. Мне, кстати, теоретический жест Павла и его товарищей очень напоминает то, что говорит С.Н. Зенкин про энергетический коммуникативный мимесис (наверное, его стоило бы переименовать в «материально-медиальный»). Его теория, если вспомнить книжку про сакральное и другие его — по сути, антропологические — опыты о мимесисе, сложнее и своеобразнее, но направление мысли схоже (у Павла, впрочем, очень подкупает последовательный историзм в рассмотрении «сцеплений» текста с медиальным контекстом). И, между прочим, и в том, и в другом случае можно видеть схожие дефициты. Например, резкое противопоставление «семиозиса» и «медиума»/»мимесиса», «содержания»/»материала» и «формы», которые фактически исключают друг друга, несмотря на успокаивающие оговорки докладчиков, что «содержание» они любят не меньше «формы» и вовсе его не отрицают. При этом центральный вопрос нашего филологического «золотого века» — 1910-20-х гг. — вновь остается даже не поставленным: как сделано «содержание»? От его решения будет зависеть понимание того, что оно, это содержание, собственно, есть, и как вследствие этого мыслить форму. Об этом говорили умные критики формалистов вроде Волошинова-Медведева-Бахтина — еще до того, как «идейное содержание» навязло на зубах и герменевтически понятая семиотика захватила все позиции в гуманитаристике. А ведь материально-чувственный опыт, за который ратуют ребята, это в общем, тоже в каком-то смысле «содержание» произведения! Отсюда оговорка про французское sens. И вот — где находится это содержание, где его место, каким образом можно говорить о «содержательности формы» и «формах содержания», о которых медиологи тоже пытаются говорить?

«Герой нашего времени»: лидеры общественного мнения и их культы в эпоху (пост)модерности

Редакция журнала «Новое литературное обозрение» и Европейский университет в Санкт-Петербурге проводят третью международную конференцию в рамках совместной программы «Антропологизация гуманитарных и социальных наук». Партнерами проекта в этом году стали Южный федеральный университет (Ростов-на-Дону) и Центральная универсальная научная библиотека им. Н.А. Некрасова (Москва).

1–3 июня 2018 года

Библиотека им. Н.А. Некрасова, 5-й этаж (конференц-зал и аудитория 502)
Москва, ул. Бауманская, 58/25, стр. 14
Вход свободный, по предварительной регистрации

Важнейшим компонентом европейского Нового времени было возникновение секулярной культуры, отстаивающей право на автономию личности от диктата церкви и государства. Складывание институтов гражданского общества сопровождалось появлением феномена светских публичных фигур: «лидеров общественного мнения», «властителей дум», «национальных героев». В русской традиции, с легкой руки М.Ю. Лермонтова, закрепилось выражение «герой нашего времени». Речь идет о социокультурных типах личности, которые становятся символом для целого поколения (или нескольких поколений), во многом определяя этические, эстетические и поведенческие нормы и практики эпохи. Эти новые культурные герои успешно конкурируют с традиционной иерархией авторитетов, с течением времени заметно подрывая символический капитал монархов и святых. В ряду таких культовых персонажей можно обнаружить полководцев (Наполеон Бонапарт, адмирал Нельсон, маршал Жуков), революционеров (Робеспьер, Гарибальди, Ленин, Че Гевара), литераторов (Вольтер, Байрон, Пушкин), общественных деятелей (Чернышевский, Керенский, Сахаров), законодателей мод (мадам Рекамье, Джордж Браммел, Оскар Уайльд), ученых (Пастер, Эдисон, Эйнштейн), бизнесменов (Руперт Мердок, Билл Гейтс) и даже вымышленных художественных персонажей (Вертер, д’Артаньян, Печорин, Гарри Поттер). В XX и XXI веке «властителями дум» становятся также политики-популисты, диктаторы, спортсмены, кинодивы, модели, разнообразные медийные фигуры.

На конференции предполагается обсудить следующие вопросы:

  • Какие социальные механизмы (или идеологические лакуны) порождают подобный персонифицированный институт общественного мнения в последние три-четыре века?
  • Как происходит формирование и институционализация культовой личности в конкретную эпоху?
  • Благодаря каким качествам эти культурные герои становятся проекцией коллективных надежд, страхов, фрустраций, а также самоидентификации современников?
  • Как быстро и каким образом происходит смена культурных героев в разные периоды?
  • Каковы сходства и различия «властителей дум» в разных национальных контекстах?
  • Каковы причины периодической реактуализации «героев старого времени»?

Расписание, информация об участниках и тезисы докладов — на сайте «НЛО».

Рабочие языки конференции — русский, английский (без перевода на русский язык).

По вопросам освещения конференции в СМИ вы можете написать Александру Суслову: alexandersuslov@nlo.magazine.ru

Мировые поэтические практики: «Самый древний стих в мире: как он был устроен?»

24 мая в 16.00

Центр лингвистических исследований мировой поэзии (Институт языкознания РАН) приглашает на семинар «Мировые поэтические практики», который состоится.

С докладом «Самый древний стих в мире: как он был устроен?» выступят Т.В. Скулачева и А.В. Сидельцев (при участии М. Молиной и Н. Рудик)

 

Существует много предположений о том, как был устроен самый древний стих. Что было в нем урегулировано: количество слогов, как в современном французском или итальянском? Количество ударений, как в английском, немецком или русском? Долгие и тяжелые слоги, как в античности? Гипотез много, и до сих пор наука не готова сделать здесь окончательные выводы. Мы исследуем древнейший стих (хеттский, шумерский), сохранившиеся до наших дней и пытаемся прийти к выводам о том, как он устроен. Древнейшие стихосложения представляют собой множество вопросов, которые обычно кажутся само собой разумеющимися. Действительно ли это стих? Как он делится на строки (хеттский стих записан без деления на строки), и как узнать, где были границы строк на самом деле? Как он урегулирован? Современный стих на этапе максимального расшатывания и самый древний стих на этапе начального формирования иногда ставят перед исследователем похожие проблемы…

Вечер стихов магистранта кафедры Кати Вахрамеевой

17 мая, 19:00

Приглашаем всех на поэтический вечер магистранта нашей кафедры Екатерины Вахрамеевой.

 

Встреча пройдет на филологическом факультете МГУ, 1-ый гуманитарный корпус, Пушкинская гостиная

Поздравляем аспиранта кафедры Анну Швец с защитой магистерской диссертации в Университете Джорджии (США)

Ура Ане Швец, нашему дважды-магистру!!!

Выпускница магистратуры нашей кафедры Анна Швец успешно защитила магистерскую работу в Университет Джорджии (США) на тему AVANT-GARDE TOTAL BOOK PROJECT: INTERACTION OF THE VERBAL AND THE VISUAL IN FOR THE VOICE BY VLADIMIR MAYAKOVSKY AND EL LISSITZKY. Радуясь достижению, надеемся на новые! Перспективы открываются перед теми, кто их открывает!

 

Анна Швец:

«Европейский стиль»

Моя предыстория: в 2016 г. я получила Фулбрайтовскую стипендию для обучения в США в магистратуре. Меня принял один из state universities (University of Georgia), я училась по программе Comparative Literature (примерно можно перевести как «сравнительное литературоведение»). Стипендия покрывала оплату обучения (бесплатного обучения в США нет), страховку и ежемесячные выплаты на проживание. Контракт был заключен на два года — предполагалось, что за четыре семестра я успею выполнить все требования программы, т.е. отработать нужное количество курсов, написать диссертацию и защититься.

Собственно, расскажу немного об обучении в США и — в основном — о процессе защиты диссертации (магистерской) — и о том, чем он отличен от защиты в нашем представлении.

Начать стоит с того, что в Америке выпускаться можно в любом семестре — при условии, что все требования программы выполнены. Под требованиями имеются в виду 9 курсов, которые надо отработать для получения магистерской степени, а также защита диссертации. Все курсы выбирает студент из списка доступных на каждой кафедре — единственным ограничением является утвержденный на программе “учебный план”, в котором задано количество кредитов в каждой тематической категории. В моём случае, например, надо было отработать 5 любых аспирантских курсов с кафедры Comparative Literature и 4 аспирантских курса — с любых других кафедр гуманитарной направленности. В семестр не рекомендуется брать больше 3 курсов. По своему опыту могу сказать, что и 3 потянуть довольно сложно: нагрузка достаточно большая, так как упор в основном делается на огромные объёмы аналитического чтения статей и источников вне класса, а также на написание неимоверного количества промежуточных письменных работ и финальных (замещающих экзамен) эссе по 20 с. каждое. Впрочем, никто не запрещает брать меньше, и некоторые студенты растягивают прохождение этого этапа (называемого coursework) на 5-6 семестров (при условии, что они могут оплачивать своё обучение, конечно).

Защита любой диссертации — магистерской или докторской — не обязательно происходит в конце в каком-то определённом семестре, как принято у нас. По сути, защищать диссертацию можно в любое время — некоторые даже специально остаются на третий год, чтобы написать хороший текст. В целом, все исповедуют принцип «защита будет тогда, когда сам студент готов и желает это сделает». Сама защита происходит один на один с выбранной студентом же комиссией. В комиссию входит научный руководитель и несколько “читателей” (readers). Обычно в середине программы принято спрашивать знакомых преподавателей, согласны ли они работать со студентом. Затем заполняется и сдаётся специальная форма. И дальше студент абсолютно свободен в выборе времени и режима работы. Если все курсы отработаны, можно приступать к написанию текста. (Как можно понять из предыдущего абзаца, писать диссертацию и ходить на занятия — очень проблематично).

Диссертация, как правило, пишется каждым кандидатом в его собственном темпе. По моему опыту, руководители вообще не вмешиваются в процесс — это норма. Что я имею в виду: формулировка темы, план работы, поиск исследовательского фокуса и методологии, написание черновиков, вычитка — всё под вашу ответственность. Руководитель правит только уже готовый текст (это означает: совсем финальный) и даёт советы-рекомендации (редко это очень концептуальные вопросы — в основном стилистические комментарии или конкретные указания «проясните», «включите вот эту книгу»). Можно, впрочем, периодически просить консультации, но американцы не любят тратить время на просто разговоры. Если у вас есть адресный запрос, уже фундированный интересом к проработанной теме, — либо направят к нужной книге, либо непосредственно к специалисту, который рад будет дать мини-лекцию. Нет запроса — нет помощи. Промежуточные черновики работы не читаются. Концепции в сыром виде редко обсуждаются в критическом режиме один на один — максимум, вам покивают, скажут, что идея интересная, может, упомянут пару работ, но особенно въедливо пробовать идею на зуб на этом этапе не станут. Как говорила одна моя коллега, в магистратуре / аспирантуре все полагаются на метод «sink or swim».

Впрочем, подобное ведение дел компенсируется тем, что студент мало кому подотчётен. В Америке нет никаких заседаний кафедры, на которых надо срочно сформулировать тему, нет каких-то обязательно-отчетных мероприятий, вроде собраний и отчётности по НИРу, где надо сдать главу или четыре ваковских.  Никто никого не торопит с выпуском (выпуститься в следующем семестре или через год — опция, к которой прибегает подавляющее большинство). Единственные люди, отвечающие за судьбу студента относительно защиты его диссертации, — собранная им комиссия. Даже заведующий не имеет никакой власти над студентом в этой ситуации.

День защиты назначается диссертантом вместе с членами комиссии. Как я выяснила, самый удобный способ назначить день и час — разослать всем четырем профессорам дудл (сетку-календарь с часовыми промежутками) с просьбой отметить удобное для них время. Важно, что защиту необходимо провести до определённого дедлайна — в каждом семестре он свой.

Итак, вы нашли подходящий день, который точно устраивает всех членов комиссии. Вам нужно самому распечатать и заполнить несколько форм (Thesis Approval and Final Examination Form) — они подписываются всеми членами комиссии в конце защиты, как наши ведомости, и сдаются в главный офис университета (сдаются вами лично). В этих ведомостях, собственно, фиксируется статус вашей защиты: pass, pass with corrections, fail. Оценок нет. Первое подразумевает, что вам больше не стоит беспокоиться, второе — что надо переписать содержательно часть текста, третье комментировать не стоит. Каждый член комиссии ставит подпись — к тому же, должен расписаться Graduate Coordinator программы. В общем, эти формы — безумно ценны. Их полагается сдать строго до 23 апреля в весеннем семестре; для тех, кто выпускается в осеннем и летнем семестрах, назначены другие дедлайны. И сама сдача бумаг — далеко не финальный этап. После полагается ещё раз вычитать текст диссертации (получив по экземпляру с поправками от членов комиссии), внести корректировки и загрузить текст на сайт университета в формате pdf, указав, согласны ли вы на предоставление открытого доступа к нему. Это также нужно сделать до 23 апреля в весеннем семестре.

Всё это было мне известно в начале этого года. Но вот процедура защиты…что называется, я не знала чего ждать. Потому что никто из уже защитившихся на кафедре магистрантов-аспирантов, как правило, не остаётся в университете, да и комиссии у всех разные, подобранные каждым индивидуально. Американские бакалавры дипломы почти не защищают — 75% так точно. Или, если защищают, то это документ на 20-30 страничек, и защита проводится открытая, для всех, без привычных нам процедур зачитывая отзыва оппонента и др. Это просто представление своего проекта и короткая сессия вопросов на уточнение — в итоге студенты тоже получают pass or fail. Так делают только в очень некоторых Liberal Arts Colleges. Более распространена, кстати, такая практика, что в бакалавриате пишется т.н. senior thesis (максимум это страниц 45-50) и сдаётся на кафедру для оценки — в отсутствие любого публичного представления. Senior thesis писать могут не все — только 20% студентов-отличников, которым разрешают взять повышенную нагрузку в качестве отличительного знака (это называется honors option), что потом отразится в их дипломе.

Но теперь я многое знаю об американской защите в Graduate School.

Что было: я сделала презентацию (хотя меня никто не просил). Мой руководитель сказал, что максимум — мне надо будет 5-10 минут поговорить о своём исследовании. Но я решила что защита без презентации — несолидно. Сделала презентацию, прочла доклад. Произнесла фразу:

  • It is time to pass on to Q&A,
  • It is time to get grilled, — сказал мой соруководитель мрачновато.

(— Время перейти к вашим вопросам,

— Время нам вас погрузить в самое пекло.)

И именно так и было.

В целом, произошло следующее: в комнате была я и четыре человека из комиссии — два соруководителя и два читателя. Все они задавали вопросы по тексту на протяжении 1 часа 45 минут, а я отвечала на каждый. Вопросы были разные. Были вопросы из серии “почему вы не рассмотрели вот это” — типичные для наших отзывов оппонента. Единственное — вопросы эти были импровизированные, у нас на защите отзыв оппонента уже у тебя на руках, так что мне приходилось действительно на ходу отбиваться. Таких критических вопросов от каждого было по 2-3. Были похвалы — как здорово, что вы проделали / отметили вот это — на них тоже полагается отвечать комментарием. Были вопросы-соображения — из разряда “а что если рассмотреть ваше исследование с точки зрения вот такой парадигмы?”. На них приходилось тоже давать длинные развёрнутые ответы, минут на 5 каждый. По большому счёту, действо напоминало очень затянутый методический семинар с разбором уже написанного текста, только я была одна, а преподавателей — не двое, а четверо.

Потом меня, конечно, выставили за дверь. Но в комнате был ужасный эффект эха — и я слышала всё.

Замечаний у них было не так много — во всяком случае, принципиально концептуальных.

— У неё такой европейский стиль, — сказал один преподаватель, в частности, со смесью восхищения и непонимания, — Ну то есть, вы понимаете, если американца спросить “Где такая-то комната?”, он скажет: “Идите направо“. А если европейца — он скажет “идите направо, но помните, что если вы пойдёте налево, вы увидите там это и это. Просто имейте в виду”. Так пишут в Европе. Я поражаюсь тому, как детально она разобрала каждое стихотворение — просто с маниакальной педантичностью. У нас никто так не делает. Прямо такое чувство, что у неё это уже в крови (it’s deep in her bones).

— Русская филология, — полусокрушённо отозвался мой руководитель, сам эмигрант, — в ней эта традиция прямо безумно крепка, никак не выбить. Я читал её другие работы — всё то же самое. Обилие сносок, огромные массивы контекстуальной информации. Это — школа.

Позвали меня. Десять минут они заполняли формы и расписывались. Один член комиссии даже пошутил, что в комнате не хватает нотариуса. Напоследок сказали несколько протокольных слов, затем пожали друг другу руки и разошлись. Никаких цветов с бутылками коньяка не было (атмосфера категорически не располагала).

В общем, теперь вы знаете (и я теперь знаю), что я — русский филолог до мозга костей.