Принимаются заявки на конференцию «Немая музыка: тишина как предмет художественной и научной рефлексии

Начинается сбор заявок на участие в международной конференции «Немая музыка»: тишина как предмет художественной и научной рефлексии, которая пройдет 15-16 нобяря на филологическом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова.

На конференции будут обсуждаться следующие темы:

• Тишина и молчание как метафоры в литературном тексте;
• Тематизация тишины и молчания в литературе;
• Тишина и молчания в контексте философии художественного творчества;
• Философия (онтология, феноменология и проч.) тишины;
• Тишина и молчание в музыкальном произведении;
• Тишина и молчание как музыковедческая проблема;
• Тишина и молчание как режимы перформативности;
• Коммуникативные аспекты молчания в контексте наук о языке;
• Проблематика внутренней речи;
• Тишина и молчание в контексте когнитивной лингвистики и антропологии;
• Речь и молчание в психологии и нейронауке.

Тезисы докладов на русском или английском языках принимаются по адресу silenceconference2018@gmail.com до 30 сентября 2018 года. Объем тезисов — до 400 слов. Отдельным приложением к письму следует прислать краткую автобиографию — до 150 слов.

 

Анатолий Корчинский (РГГУ) о встрече с Павлом Арсеньевым

22 мая на кафедре общей теории словесности состоялась встреча с Павлом Арсеньевым, поэтом и главным редактором журнала «Трнанслит».

Комментарий участника встречи Анатолия Корчинского (РГГУ):

Боль гуманитарных наук (не только литературоведения) — понятие контекста. Некоторые социологи предлагают его вообще упразднить, так как с их точки зрения «нет ничего кроме/вне контекста», а само это понятие со временем стало означать только одно: «контекст» — это то, в чём филолог/историк/культуролог, изучающий «текст», довольно слабо разбирается и, в общем, не хочет разбираться (сюда идут и «опыт», и «среда», и «практика», и «идеология», и медиумы, и социально-экономические процессы, и всё, что угодно). А тут — стройная и радикальная теория контекста. Даже пресловутый неоформализм начинает «работать», и по-новому, а не превращается в очередной повод вспомнить хороших людей — Шкловского, Тынянова, Эйхенбаума и др., как часто бывает. Мне, кстати, теоретический жест Павла и его товарищей очень напоминает то, что говорит С.Н. Зенкин про энергетический коммуникативный мимесис (наверное, его стоило бы переименовать в «материально-медиальный»). Его теория, если вспомнить книжку про сакральное и другие его — по сути, антропологические — опыты о мимесисе, сложнее и своеобразнее, но направление мысли схоже (у Павла, впрочем, очень подкупает последовательный историзм в рассмотрении «сцеплений» текста с медиальным контекстом). И, между прочим, и в том, и в другом случае можно видеть схожие дефициты. Например, резкое противопоставление «семиозиса» и «медиума»/»мимесиса», «содержания»/»материала» и «формы», которые фактически исключают друг друга, несмотря на успокаивающие оговорки докладчиков, что «содержание» они любят не меньше «формы» и вовсе его не отрицают. При этом центральный вопрос нашего филологического «золотого века» — 1910-20-х гг. — вновь остается даже не поставленным: как сделано «содержание»? От его решения будет зависеть понимание того, что оно, это содержание, собственно, есть, и как вследствие этого мыслить форму. Об этом говорили умные критики формалистов вроде Волошинова-Медведева-Бахтина — еще до того, как «идейное содержание» навязло на зубах и герменевтически понятая семиотика захватила все позиции в гуманитаристике. А ведь материально-чувственный опыт, за который ратуют ребята, это в общем, тоже в каком-то смысле «содержание» произведения! Отсюда оговорка про французское sens. И вот — где находится это содержание, где его место, каким образом можно говорить о «содержательности формы» и «формах содержания», о которых медиологи тоже пытаются говорить?

«Герой нашего времени»: лидеры общественного мнения и их культы в эпоху (пост)модерности

Редакция журнала «Новое литературное обозрение» и Европейский университет в Санкт-Петербурге проводят третью международную конференцию в рамках совместной программы «Антропологизация гуманитарных и социальных наук». Партнерами проекта в этом году стали Южный федеральный университет (Ростов-на-Дону) и Центральная универсальная научная библиотека им. Н.А. Некрасова (Москва).

1–3 июня 2018 года

Библиотека им. Н.А. Некрасова, 5-й этаж (конференц-зал и аудитория 502)
Москва, ул. Бауманская, 58/25, стр. 14
Вход свободный, по предварительной регистрации

Важнейшим компонентом европейского Нового времени было возникновение секулярной культуры, отстаивающей право на автономию личности от диктата церкви и государства. Складывание институтов гражданского общества сопровождалось появлением феномена светских публичных фигур: «лидеров общественного мнения», «властителей дум», «национальных героев». В русской традиции, с легкой руки М.Ю. Лермонтова, закрепилось выражение «герой нашего времени». Речь идет о социокультурных типах личности, которые становятся символом для целого поколения (или нескольких поколений), во многом определяя этические, эстетические и поведенческие нормы и практики эпохи. Эти новые культурные герои успешно конкурируют с традиционной иерархией авторитетов, с течением времени заметно подрывая символический капитал монархов и святых. В ряду таких культовых персонажей можно обнаружить полководцев (Наполеон Бонапарт, адмирал Нельсон, маршал Жуков), революционеров (Робеспьер, Гарибальди, Ленин, Че Гевара), литераторов (Вольтер, Байрон, Пушкин), общественных деятелей (Чернышевский, Керенский, Сахаров), законодателей мод (мадам Рекамье, Джордж Браммел, Оскар Уайльд), ученых (Пастер, Эдисон, Эйнштейн), бизнесменов (Руперт Мердок, Билл Гейтс) и даже вымышленных художественных персонажей (Вертер, д’Артаньян, Печорин, Гарри Поттер). В XX и XXI веке «властителями дум» становятся также политики-популисты, диктаторы, спортсмены, кинодивы, модели, разнообразные медийные фигуры.

На конференции предполагается обсудить следующие вопросы:

  • Какие социальные механизмы (или идеологические лакуны) порождают подобный персонифицированный институт общественного мнения в последние три-четыре века?
  • Как происходит формирование и институционализация культовой личности в конкретную эпоху?
  • Благодаря каким качествам эти культурные герои становятся проекцией коллективных надежд, страхов, фрустраций, а также самоидентификации современников?
  • Как быстро и каким образом происходит смена культурных героев в разные периоды?
  • Каковы сходства и различия «властителей дум» в разных национальных контекстах?
  • Каковы причины периодической реактуализации «героев старого времени»?

Расписание, информация об участниках и тезисы докладов — на сайте «НЛО».

Рабочие языки конференции — русский, английский (без перевода на русский язык).

По вопросам освещения конференции в СМИ вы можете написать Александру Суслову: alexandersuslov@nlo.magazine.ru

Мировые поэтические практики: «Самый древний стих в мире: как он был устроен?»

24 мая в 16.00

Центр лингвистических исследований мировой поэзии (Институт языкознания РАН) приглашает на семинар «Мировые поэтические практики», который состоится.

С докладом «Самый древний стих в мире: как он был устроен?» выступят Т.В. Скулачева и А.В. Сидельцев (при участии М. Молиной и Н. Рудик)

 

Существует много предположений о том, как был устроен самый древний стих. Что было в нем урегулировано: количество слогов, как в современном французском или итальянском? Количество ударений, как в английском, немецком или русском? Долгие и тяжелые слоги, как в античности? Гипотез много, и до сих пор наука не готова сделать здесь окончательные выводы. Мы исследуем древнейший стих (хеттский, шумерский), сохранившиеся до наших дней и пытаемся прийти к выводам о том, как он устроен. Древнейшие стихосложения представляют собой множество вопросов, которые обычно кажутся само собой разумеющимися. Действительно ли это стих? Как он делится на строки (хеттский стих записан без деления на строки), и как узнать, где были границы строк на самом деле? Как он урегулирован? Современный стих на этапе максимального расшатывания и самый древний стих на этапе начального формирования иногда ставят перед исследователем похожие проблемы…

Вечер стихов магистранта кафедры Кати Вахрамеевой

17 мая, 19:00

Приглашаем всех на поэтический вечер магистранта нашей кафедры Екатерины Вахрамеевой.

 

Встреча пройдет на филологическом факультете МГУ, 1-ый гуманитарный корпус, Пушкинская гостиная

Поздравляем аспиранта кафедры Анну Швец с защитой магистерской диссертации в Университете Джорджии (США)

Ура Ане Швец, нашему дважды-магистру!!!

Выпускница магистратуры нашей кафедры Анна Швец успешно защитила магистерскую работу в Университет Джорджии (США) на тему AVANT-GARDE TOTAL BOOK PROJECT: INTERACTION OF THE VERBAL AND THE VISUAL IN FOR THE VOICE BY VLADIMIR MAYAKOVSKY AND EL LISSITZKY. Радуясь достижению, надеемся на новые! Перспективы открываются перед теми, кто их открывает!

 

Анна Швец:

«Европейский стиль»

Моя предыстория: в 2016 г. я получила Фулбрайтовскую стипендию для обучения в США в магистратуре. Меня принял один из state universities (University of Georgia), я училась по программе Comparative Literature (примерно можно перевести как «сравнительное литературоведение»). Стипендия покрывала оплату обучения (бесплатного обучения в США нет), страховку и ежемесячные выплаты на проживание. Контракт был заключен на два года — предполагалось, что за четыре семестра я успею выполнить все требования программы, т.е. отработать нужное количество курсов, написать диссертацию и защититься.

Собственно, расскажу немного об обучении в США и — в основном — о процессе защиты диссертации (магистерской) — и о том, чем он отличен от защиты в нашем представлении.

Начать стоит с того, что в Америке выпускаться можно в любом семестре — при условии, что все требования программы выполнены. Под требованиями имеются в виду 9 курсов, которые надо отработать для получения магистерской степени, а также защита диссертации. Все курсы выбирает студент из списка доступных на каждой кафедре — единственным ограничением является утвержденный на программе “учебный план”, в котором задано количество кредитов в каждой тематической категории. В моём случае, например, надо было отработать 5 любых аспирантских курсов с кафедры Comparative Literature и 4 аспирантских курса — с любых других кафедр гуманитарной направленности. В семестр не рекомендуется брать больше 3 курсов. По своему опыту могу сказать, что и 3 потянуть довольно сложно: нагрузка достаточно большая, так как упор в основном делается на огромные объёмы аналитического чтения статей и источников вне класса, а также на написание неимоверного количества промежуточных письменных работ и финальных (замещающих экзамен) эссе по 20 с. каждое. Впрочем, никто не запрещает брать меньше, и некоторые студенты растягивают прохождение этого этапа (называемого coursework) на 5-6 семестров (при условии, что они могут оплачивать своё обучение, конечно).

Защита любой диссертации — магистерской или докторской — не обязательно происходит в конце в каком-то определённом семестре, как принято у нас. По сути, защищать диссертацию можно в любое время — некоторые даже специально остаются на третий год, чтобы написать хороший текст. В целом, все исповедуют принцип «защита будет тогда, когда сам студент готов и желает это сделает». Сама защита происходит один на один с выбранной студентом же комиссией. В комиссию входит научный руководитель и несколько “читателей” (readers). Обычно в середине программы принято спрашивать знакомых преподавателей, согласны ли они работать со студентом. Затем заполняется и сдаётся специальная форма. И дальше студент абсолютно свободен в выборе времени и режима работы. Если все курсы отработаны, можно приступать к написанию текста. (Как можно понять из предыдущего абзаца, писать диссертацию и ходить на занятия — очень проблематично).

Диссертация, как правило, пишется каждым кандидатом в его собственном темпе. По моему опыту, руководители вообще не вмешиваются в процесс — это норма. Что я имею в виду: формулировка темы, план работы, поиск исследовательского фокуса и методологии, написание черновиков, вычитка — всё под вашу ответственность. Руководитель правит только уже готовый текст (это означает: совсем финальный) и даёт советы-рекомендации (редко это очень концептуальные вопросы — в основном стилистические комментарии или конкретные указания «проясните», «включите вот эту книгу»). Можно, впрочем, периодически просить консультации, но американцы не любят тратить время на просто разговоры. Если у вас есть адресный запрос, уже фундированный интересом к проработанной теме, — либо направят к нужной книге, либо непосредственно к специалисту, который рад будет дать мини-лекцию. Нет запроса — нет помощи. Промежуточные черновики работы не читаются. Концепции в сыром виде редко обсуждаются в критическом режиме один на один — максимум, вам покивают, скажут, что идея интересная, может, упомянут пару работ, но особенно въедливо пробовать идею на зуб на этом этапе не станут. Как говорила одна моя коллега, в магистратуре / аспирантуре все полагаются на метод «sink or swim».

Впрочем, подобное ведение дел компенсируется тем, что студент мало кому подотчётен. В Америке нет никаких заседаний кафедры, на которых надо срочно сформулировать тему, нет каких-то обязательно-отчетных мероприятий, вроде собраний и отчётности по НИРу, где надо сдать главу или четыре ваковских.  Никто никого не торопит с выпуском (выпуститься в следующем семестре или через год — опция, к которой прибегает подавляющее большинство). Единственные люди, отвечающие за судьбу студента относительно защиты его диссертации, — собранная им комиссия. Даже заведующий не имеет никакой власти над студентом в этой ситуации.

День защиты назначается диссертантом вместе с членами комиссии. Как я выяснила, самый удобный способ назначить день и час — разослать всем четырем профессорам дудл (сетку-календарь с часовыми промежутками) с просьбой отметить удобное для них время. Важно, что защиту необходимо провести до определённого дедлайна — в каждом семестре он свой.

Итак, вы нашли подходящий день, который точно устраивает всех членов комиссии. Вам нужно самому распечатать и заполнить несколько форм (Thesis Approval and Final Examination Form) — они подписываются всеми членами комиссии в конце защиты, как наши ведомости, и сдаются в главный офис университета (сдаются вами лично). В этих ведомостях, собственно, фиксируется статус вашей защиты: pass, pass with corrections, fail. Оценок нет. Первое подразумевает, что вам больше не стоит беспокоиться, второе — что надо переписать содержательно часть текста, третье комментировать не стоит. Каждый член комиссии ставит подпись — к тому же, должен расписаться Graduate Coordinator программы. В общем, эти формы — безумно ценны. Их полагается сдать строго до 23 апреля в весеннем семестре; для тех, кто выпускается в осеннем и летнем семестрах, назначены другие дедлайны. И сама сдача бумаг — далеко не финальный этап. После полагается ещё раз вычитать текст диссертации (получив по экземпляру с поправками от членов комиссии), внести корректировки и загрузить текст на сайт университета в формате pdf, указав, согласны ли вы на предоставление открытого доступа к нему. Это также нужно сделать до 23 апреля в весеннем семестре.

Всё это было мне известно в начале этого года. Но вот процедура защиты…что называется, я не знала чего ждать. Потому что никто из уже защитившихся на кафедре магистрантов-аспирантов, как правило, не остаётся в университете, да и комиссии у всех разные, подобранные каждым индивидуально. Американские бакалавры дипломы почти не защищают — 75% так точно. Или, если защищают, то это документ на 20-30 страничек, и защита проводится открытая, для всех, без привычных нам процедур зачитывая отзыва оппонента и др. Это просто представление своего проекта и короткая сессия вопросов на уточнение — в итоге студенты тоже получают pass or fail. Так делают только в очень некоторых Liberal Arts Colleges. Более распространена, кстати, такая практика, что в бакалавриате пишется т.н. senior thesis (максимум это страниц 45-50) и сдаётся на кафедру для оценки — в отсутствие любого публичного представления. Senior thesis писать могут не все — только 20% студентов-отличников, которым разрешают взять повышенную нагрузку в качестве отличительного знака (это называется honors option), что потом отразится в их дипломе.

Но теперь я многое знаю об американской защите в Graduate School.

Что было: я сделала презентацию (хотя меня никто не просил). Мой руководитель сказал, что максимум — мне надо будет 5-10 минут поговорить о своём исследовании. Но я решила что защита без презентации — несолидно. Сделала презентацию, прочла доклад. Произнесла фразу:

  • It is time to pass on to Q&A,
  • It is time to get grilled, — сказал мой соруководитель мрачновато.

(— Время перейти к вашим вопросам,

— Время нам вас погрузить в самое пекло.)

И именно так и было.

В целом, произошло следующее: в комнате была я и четыре человека из комиссии — два соруководителя и два читателя. Все они задавали вопросы по тексту на протяжении 1 часа 45 минут, а я отвечала на каждый. Вопросы были разные. Были вопросы из серии “почему вы не рассмотрели вот это” — типичные для наших отзывов оппонента. Единственное — вопросы эти были импровизированные, у нас на защите отзыв оппонента уже у тебя на руках, так что мне приходилось действительно на ходу отбиваться. Таких критических вопросов от каждого было по 2-3. Были похвалы — как здорово, что вы проделали / отметили вот это — на них тоже полагается отвечать комментарием. Были вопросы-соображения — из разряда “а что если рассмотреть ваше исследование с точки зрения вот такой парадигмы?”. На них приходилось тоже давать длинные развёрнутые ответы, минут на 5 каждый. По большому счёту, действо напоминало очень затянутый методический семинар с разбором уже написанного текста, только я была одна, а преподавателей — не двое, а четверо.

Потом меня, конечно, выставили за дверь. Но в комнате был ужасный эффект эха — и я слышала всё.

Замечаний у них было не так много — во всяком случае, принципиально концептуальных.

— У неё такой европейский стиль, — сказал один преподаватель, в частности, со смесью восхищения и непонимания, — Ну то есть, вы понимаете, если американца спросить “Где такая-то комната?”, он скажет: “Идите направо“. А если европейца — он скажет “идите направо, но помните, что если вы пойдёте налево, вы увидите там это и это. Просто имейте в виду”. Так пишут в Европе. Я поражаюсь тому, как детально она разобрала каждое стихотворение — просто с маниакальной педантичностью. У нас никто так не делает. Прямо такое чувство, что у неё это уже в крови (it’s deep in her bones).

— Русская филология, — полусокрушённо отозвался мой руководитель, сам эмигрант, — в ней эта традиция прямо безумно крепка, никак не выбить. Я читал её другие работы — всё то же самое. Обилие сносок, огромные массивы контекстуальной информации. Это — школа.

Позвали меня. Десять минут они заполняли формы и расписывались. Один член комиссии даже пошутил, что в комнате не хватает нотариуса. Напоследок сказали несколько протокольных слов, затем пожали друг другу руки и разошлись. Никаких цветов с бутылками коньяка не было (атмосфера категорически не располагала).

В общем, теперь вы знаете (и я теперь знаю), что я — русский филолог до мозга костей.

XXI Фулбрайтовская гуманитарная летняя школа: Творческое письмо и новые профили гуманитарного образования

Кафедра общей теории словесности объявляет о приеме заявок на участие в XXI-ой Фулбрайтовской гуманитарной летней школе «Творческое письмо и новые профили гуманитарного образования»

МГУ им. М.В. Ломоносова, НИУ-ВШЭ, дом-музей Л.Н.Толстого

27-29 августа 2018

 

К участию в летней школе приглашаются потенциальные преподаватели новой и пока мало известной в России университетской дисциплины – Creative Writing (творческое письмо). Появление и распространение этой дисциплины в составе высшего образования США, стран Европы, а сегодня все шире и Азии – симптом происходящих в нем перемен, способ продуктивной адаптации к вызовам времени, познавательным, социальным, медийным.

Творческое письмо дает возможность свободного проявления индивидуальности путем эффективного использования коммуникативного ресурса; оно подразумевает принципиальное неотделение процесса получения новых навыков от личностного развития. Учиться писать значит учиться думать, через открытие в себе «писательских компетенций» открываются новые пути доступа к знаниям.

Творческое письмо неотделимо от новых, становящихся форм профессионализации, будучи по своей природе «контактной зоной»,  областью совместного эксперимента, гибкого взамодействия гуманитарных и социальных дисциплин.

Одна из основных целей летней школы — выяснить, насколько наличный опыт зарубежных университетов применим к российской образовательной системе, какие элементы этого опыта могут быть инкорпорированы, использованы – и как. Как выглядит уже опробованный спектр подходов, методик, задач преподавания? в чем видятся проблемы, в чем — перспективы возможного развития? Какую пользу от уроков творческого письма может получить не только гуманитарий, но и студент социально-прикладного профиля, а также студент-естественник? Кто был бы наиболее эффективен в качестве преподавателя подобных курсов – филолог? писатель? журналист? Может ли внедрение таких курсов и программ сказаться на публичной репутации, рейтинге университета?

Эти и другие вопросы будут подробно обсуждаться в серии профессиональных дискуссий, мастер-классов и тематических круглых столов. Фактически, предлагается интенсивный профессиональный тренинг и возможность обмена опытом — для тех, что уже преподает или планирует внедрять в преподавание новую для российской академической среды учебную дисциплину. Рабочие языки – русский и английский. По результатам участия в школе выдается сертификат о повышении квалификации.

Преподаватели вузов и аспиранты, желающие участвовать (на конкурсной основе) в работе ХXI Фулбрайтовской гуманитарной летней школы, могут присылать заявки по адресу philol.discours@gmail.com (с пометкой «Летняя школа-2018») до 1 июня 2018 года.

С вопросами можно обращаться к координатору школы к.ф.н. Калининой Екатерине Анатольевне: kalininakatia@gmail.com.

Форма заявки-2018

 

Всероссийская научно-практическая конференция «Фантастика в молодёжном пространстве»

Общероссийская научно-практическая конференция

ФАНТАСТИКА В МОЛОДЁЖНОМ ПРОСТРАНСТВЕ

Информационное письмо-приглашение

26-27 апреля 2018 года в Москве впервые пройдёт Общероссийская научно-практическая конференция «Фантастика в молодёжном пространстве». Организатор – Российская государственная библиотека для молодёжи.

В работе конференции примут участие не только специалисты в области фантастики, критики, библиотечные работники и преподаватели, но и популярные отечественные писатели-фантасты Сергей Лукьяненко, Олег Дивов, Вадим Панов, Сергей Чекмаев, Сергей Волков, Алексей Гравицкий, Дмитрий Володихин.

Фантастика (в широком диапазоне – от научной фантастики до фэнтези и альтернативных историй) традиционно находится в поле читательских интересов молодёжной аудитории. В современной культуре фантастическое, как метод художественного письма, охватывает самый широкий спектр жанров и направлений, пересекающих границы искусств и медийных форматов. Научная фантастика, фэнтези, альтернативная история, новая готика и прочие «фантастические жанры», существующие во всевозможных вариантах и проявлениях, оказываются и сегодня наиболее востребованы именно молодёжной аудиторией. В первую очередь для молодого читателя/зрителя фантастика становится важным фактором социального, литературного и медийного воспитания.

Поэтому среди основных задач конференции – попытаться определить место фантастической литературы в практиках чтения современной молодёжи; понять, как библиотека может помочь молодому читателю ориентироваться в  книжном потоке; осветить пространство современной фантастической литературы, комиксов и кино.

К участию приглашаются исследователи фантастики, критики, библиотекари, социологи, издатели, студенты гуманитарных и библиотечных факультетов, писатели.

 

Круг предлагаемых для обсуждения  вопросов:

  • Фантастика как инструмент познания мира или способ уйти от проблемной реальности?
  • Как ориентироваться сегодня в океане фантастической продукции и как библиотекарь может помочь читателю сориентироваться в книжном потоке.
  • Фантастика и интернет: какие интернет-ресурсы, посвящённые жанру, можно рекомендовать читателю и библиотекам?
  • Формы и форматы работы с фантастикой в библиотеке.
  • Основные тенденции современного рынка фантастической литературы в контексте молодёжного чтения. Новая фантастика и её характеристики. Обзор издательских проектов и серий.
  • Бытование фантастики в медийных форматах (комикс, кино). Реальность. Перспективы. Проблемы. Возможности.
  • Эвристические функции фантастики.

 

В программе Конференции:

  • Профессиональные обзоры современной фантастической книжной и кино-продукции, подготовленные известными фантастиковедами и критиками.
  • Студенческий круглый стол «Фантастика в поле высшего образования». В дискуссии принимают участие студенты разных специальностей. В центре внимания круглого стола вопрос о формах «использования» фантастики как образовательного ресурса. Потребление фантастики нередко рассматривается как развлечение, однако очевиден и её просветительский потенциал как «тренажёра для ума» — именно так научную фантастику в начале XX века называл известный популяризатор науки Яков Перельман.
  • «Фантастика и молодёжь: за и против». Дискуссия с участием педагогов, социологов, исследователей фантастики. Фантастика – это инструмент, позволяющий раскрыть творческий потенциал учащихся, способствующий их социальной адаптации в условиях стремительно изменяющегося техногенного мира? Или фантастика – «орудие инфантилизма», стимулирующее стремление уйти от реальных проблем, спрятаться в вымышленных мирах (подмена реальностей)?
  • Круглый стол «Фантастика на экране. Блеск или нищета?». В центре дискуссии – современный отечественный жанровый кинематограф и телевидение. Участвуют известные сценаристы, писатели-фантасты и кинокритики.
  • «Фантастика и библиотека» — круглый стол с участием библиотекарей и читателей.
  • митапы с блиц-выступлениями;
  • творческие встречи;
  • дружеское общение.
  • И многое другое

 

Условия:

Участникам необходимо зарегистрироваться на сайте РГБМ (http://www.rgub.ru/professional/item.php?new_id=6354).

Темы выступлений необходимо прислать до 16 апреля 2018 года по адресу haritonov@rgub.ru . В теле письма указать «Конференция».

 

Контакты:

Российская государственная библиотека для молодёжи

Адрес: 107061 Москва, Б. Черкизовская, д.4, корп. 1,

Тел./факс: (499)161-01-01

Электронная почта: info@rgub.ru

 

Координатор конференции — Евгений Викторович Харитонов, руководитель литературных программ РГБМ. Телефон: +7-499-922-66-77 (доб. 789); эл. почта: haritonov@rgub.ru

Анонс конференции «Трансатлантические связи в американской и европейской литературе»

Уважаемые коллеги!

Приглашаем вас принять участие в международной научной конференции

«Трансатлантические связи в американской и европейской литературе»,

которая пройдет на Факультете свободных искусств и наук Санкт-Петербургского государственного университета с 15 по 17 ноября 2018 года.

Целью конференции является объединение усилий специалистов в области англоязычных и европейских литератур для обмена знаниями о динамических процессах и культурных трансферах в таком обширном географическом ареале, как Северная Атлантика (в треугольнике Лондон – Нью-Йорк – Париж).

Начало ХХ века открыло многим европейским и американским интеллектуалам более доступную и быструю дорогу друг к другу. Для таких поездок нужно было часто преодолевать долгую и неспокойную Атлантику, и только в первые десятилетия нового столетия это стало возможным для широкого круга людей культуры. Данный период в истории транспортных и коммуникационных технологий совпал с некоторыми важными перемещениями художественной богемы из Америки и Европы, открыв трансатлантический канал сообщения между новым искусством по обе стороны Атлантики. При этом движение было двусторонним. Американская культурная эмиграция, развивавшая деятельность в Лондоне и Париже, активизировала художественные процессы в Западной Европе и привозила с собой обратно в США импульсы, которые транслировались затем в новое американское искусство и литературу первых десятилетий ХХ века.

Американские писатели и художники и раньше устремлялись в Старый Свет в поисках новой поэтики (показателен пример Г. Джеймса, автора «Трансатлантических набросков», остававшегося «американским» писателем несмотря на то, что провел всю свою активную творческую жизнь в Англии). Однако только в начале нового века наметилась тенденция к трансатлантическому вояжу как стимулятору новой формы или направления искусства. Таким образом осуществлялся культурный трансфер идей, форм и смыслов с одного континента на другой. И этот трансфер мог быть разнонаправленным. Американские эмигранты Э. Паунд и Т. С. Элиот принесли в Англию поэтику модернизма и авангарда. Другие эмигранты из США, такие как Г. Стайн, С. Бич, Ман Рэй, обосновались в Париже и стали центрами притяжения передовой парижской и всеевропейской богемы. В дальнейшем некоторые из эмигрировавших в Европу (Стайн, Паунд) ретранслировали основанные ими литературные движения обратно на американскую почву, активизировав литературную художественную жизнь в самой Америке, до того остававшейся довольно пассивной в области искусства. К этому обратному евро-американскому вектору присоединились и выходцы из Старого Света, такие как, например, М. Дюшан и Ф. Пикабиа, переехавшие жить в США. Иные путешествовали в Европу на время, но возвращались в Америку с новым культурным багажом и авангардным запалом (как Э. Э. Каммингс, подолгу живший в Париже). Апогеем трансатлантической авангардной культуры стал журнал transition, издававшийся в 1920–1940-е годы в Париже американо-французским литератором Ю. Джоласом. На страницах этого журнала межконтинентальные трансферы в области литературы и искусства обрели свою особую значимость, проложив множественные новые пути творчества, заряженные как американскими, так и европейскими импульсами авангарда. Эти трансатлантические связи были продолжены с еще большим размахом после Второй мировой войны. Остаются они актуальными и динамичными и в наши дни. Современная русская литература, в частности, продолжает усваивать и актуализировать радикальные англо-американские художественные традиции.

 

На конференции планируется обсудить следующую проблематику:

— Культурный трансфер между литературами и культурами Европы, с одной стороны, и Америки, с другой, от XIX до XXI веков;

— Трансатлантические каналы связи между английской, американской, латиноамериканской, французской и испанской литературами;

— Творчество Г. Джеймса, Э. Паунда, Т.С. Элиота, Г. Стайн, Э. Хемингуэя, Э.Э. Каммингса, Ю. Джоласа, Г. Миллера и других писателей-трансатлантиков;

— Феномен трансатлантического (англоамериканского) писателя;

— Образы Америки в европейской литературе и образы Европы в американской словесности;

— Роль политической экономики культурной миграции между Европой и Америкой: предмодернизм, модернизм, постмодернизм;

— Логистическая поэтика (изучение того, как средства и методы передвижения в пространстве влияют на способы литературного письма);

— Взаимодействие искусств в литературе трансатлантического авангарда (в частности, в творчестве М. Дюшана, Ф. Пикабиа и других);

— Литературные контакты и культурные переносы между американской и русской литературой в XX-XXI вв., в том числе через посредство британской культуры;

— Основные узлы модернистской и авангардистской институциональности в трансатлантическом ареале;

— Сравнительное изучение взаимовлияний русского и американского модернизмов;

— Билингвизм, мультилингвизм и «универсальные» языки в литературе обеих берегов Атлантики;

— Языковые процессы в атлантическом регионе, и их отражение в литературе.

 

Заявку с темой доклада, аннотацией (100-300 слов) и краткими биографическими сведениями просьба прислать до 30 июня 2018 г. по электронным адресам faustus3000@gmail.com (координатору оргкомитета Ольге Викторовне Соколовой) и takovich2@gmail.com (сопредседателю оргкомитета Владимиру Валентиновичу Фещенко). Оргкомитет рассмотрит заявки в соответствии с тематикой и научными предпочтениями конференции. Члены комитета оставляют за собой право отклонять заявки в зависимости от их количества и качества.

 

Конференция проводится при организационном участии Института языкознания РАН (Москва).

Организационный и программный комитет конференции:

А.А. Аствацатуров (сопредседатель), Россия (Санкт-Петербург)

В.В. Фещенко (сопредседатель), Россия (Москва)

О.В. Соколова (координатор), Россия (Москва)

Т.Д. Венедиктова, Россия (Москва)

О.Ю. Панова (Россия, Москва)

Д.Г. Иоффе (Нидерланды, Гаага)

Е.В. Павлов (Новая Зеландия, Крайстчерч)

Т.Д. Венедиктова. ОПЫТ СОЦИАЛЬНОСТИ В «МЕТАФОРИЧЕСКОМ ПОЛЕ» ТЕКСТА

Очередное заседание междисциплинарного семинара «Художественное слово и гуманитарное знание» проведет д.филол. н., профессор, зав. кафедрой общей теории словесности филологического факультета МГУ Татьяна Дмитриевна Венедиктова.

 

ОПЫТ СОЦИАЛЬНОСТИ В «МЕТАФОРИЧЕСКОМ ПОЛЕ» ТЕКСТА

То, что посредством литературы мы думаем, бесспорно. Ответ на вопрос, как именно думаем, более проблематичен. Чувственно и социально, — вот его короткая версия.

Литературное письмо и литературное чтение заключают в себе момент вчувствования, телесной вовлеченности — и усилие построения межсубъектных отношений. Ключевая роль в реализации познавательной способности отводится гибкой работе с подобиями, соединяющими конкретное и абстрактное, индивидуальное и общее, доступное и недоступное прямому восприятию. Метафора дает нам, в частности, привилегированный доступ в «то первичное поле, в котором конституируется социальное» (Э. Лакло и Ш. Муфф). В «метафорическом поле» произведения производится специфически литературное знание о способности человека к сотрудническому взаимодействию, к установлению отношений, ассоциаций, контактов.

«Учиться нужно у тех, кто раньше тебя работал в разрыве между чувством и выражением, между немым языком эмоции и произвольностью языка слов,… кто рискнул поставить всю сумму доверия, на какую можно притязать, на сходство человеческих сознаний», — писал Ж. Раньсер. В данном случае нашими учителями выступят писатели-экспериментаторы – Лев Толстой (1828-1910) и Герман Мелвилл (1819-1892).

К желающим принять участие в разговоре просьба: прочесть или перечесть два рассказа, чтобы обсудить их в сравнении.

«Хозяин и работник» (http://rvb.ru/tolstoy/01text/vol_12/01text/0292.htm)

«Рай для холостяков и ад для девиц» (https://www.litmir.me/br/?b=165989).

Встреча состоится 5 апреля, в четверг, в 18:30 в Малом зале Государственного музея Л.Н.Толстого (Литературная экспозиция. Улица Пречистенка, 11).

Оргкомитет семинара:

Т.Д.Венедиктова (д.филол. н., профессор, зав. кафедрой общей теории словесности филологического факультета МГУ)

Н.И. Недашковская (к.филол.н., доцент кафедры теории и истории гуманитарного знания Института филологии и истории РГГУ)

А.В. Корчинский (к.филол.н., доцент кафедры теории и истории гуманитарного знания Института филологии и истории РГГУ)

И.И.Бендерский (к.филос. н., ст. н. сотр. Гос. музея Л.Н.Толстого)

Тел. для связи: 8-916-182-40-67

Е-mail: bender.beni@yandex.ru

Вход на семинар свободный.